воскресенье, 12 июля 2009 г.

Где же демократический мир - обоснование войны в Ираке?

Вольный перевод статьи Джона Хикмана, вопрошающего - "Зачем же мы полезли в Ирак и что нам теперь с ним делать?". Статья написана в 2006 году. Автор - профессор сравнительной политологии в Бери, колледже в Риме, штат Джорджия.



Очень тихое место было выбрано руководством Белого Дома для того, чтобы президент США Джорж Буш донёс до нас последнюю версию своего объяснения войне в Ираке (6 апреля 2006 года): Шарлотт, штат Северная Каролина, Центральный общественный колледж Пьемонта. Логичным был бы выбор более престижного учебного заведения, но бедный Джорж весьма остро реагирует на малейшие прямые противоречия, от членов ли его команды, или от антивоенных активистов. Действительно мягкие вопросы от аудитории в конце выступления подтвердили правильность выбора и практическую безрисковость этого места для выступления.
Что же имел сказать президент своей нации о тех жертвах, которые она приносит в Ираке? Ядро речи составили взятые без изменений фразы, надёрганные из предыдущих выступлений на эту тему. Обращение к воспоминаниям о терактах 11 сентября и использование Саддамом Хусейном химического оружия стали заезженными темами еще при контролируемом слиянии в массовом сознании войн в Ирак и Афганистане в единое целое. Прозвучало предположение, что ошибки действительно совершались - абсолютно всеми, кроме администрации Белого Дома - а решение о вторжении в Ирак было взвешенным, так как Саддам творил зло. Японию Буш привел, как пример успешного насаждения демократии, а японского премьер-министра Дзюнъитиро Коидзуми, как пример проамериканского лидера, эдакого "анти-Саддама Хусейна". Буш даже вытащил на свет божий всеми давно похороненные аргументы о "невозвратимых потерях", вопрошая "что же можно было сказать" американским солдатам и их семьям, "если бы мы остановились до завершения миссии?".

Несмотря на предсказуемо расширяющуюся повторяемость, речь Буша отличается от предыдущих.
Во-первых, Буш не представил свой обычный список иракский инсургентов. Он вообще не упомянул о них, как о мятежниках. Его обычный набор названий, состоящий из "саддамитов", "причастные к Аль-Каеде", "непринимающие нашу идею" и т.п., был заменён всего одним цельным и крепким словом "враг". Единственными названиями своих противников, которые он употребил, были "убийцы и головорезы" и "тоталитарные группы". Бесспорно, это является одной из самых больших глупостей когда-либо звучавшей из уст американского президента, но он повторил слово "враги" 18 раз! Вопрос: Против кого мы воюем в Ираке? Ответ: Мы воюем против врагов. Какое-либо упрощение этой картины мира сложно вообразить.
Еще одним отличием от предыдущей риторики было практического исчезновение из его повествования слов о "Демократическом мире". "Демократия" таки появилась в тексте его речи 27 раз, но аргумент о том, что мир демократических государств будет спокойным миром, был попросту опущен. Также отсутствовала идея, что демократия в Ираке станет проводником и инициатором демократических преобразования на Ближнем Востоке. Вместо этого появился тезис о том, что американские жертвы были принесены для построения демократии в самом Ираке. Эта идея, конечно же, была бы принята гораздо лучше, если бы администрация Буша не загубила все четыре программы демократического развития Ирака в бюджете 2007 года, и не направила все эти деньги на цели безопасности.
Нетрудно догадаться о причинах отказа от концепции демократического мира, как обоснования войны в Ираке. Иракская демократия больше похожа на прелюдию к гражданской войне, чем на решение каких-либо человеческих проблем, а Ближний Восток далеко не захлебывается в волне демократизации. Единственной настоящей демократией в регионе является Израиль, который кроме этого является ещё и самым воинственным государством. Демократические выборы в Палестине привели к власти Хамас. В результате отношения между демократическим Израилем и демократической Палестиной сложно назвать рекламой теории демократического мира. С позиции же Белого Дома одной из главных причин отказа от использования демократического мира является чрезмерная сложность этой теории для большинства ещё остающихся сторонников войны в Ираке. Такие абстрактные измышления - это не то, чего следует ожидать от нации, только сейчас осознающей, что Саддам Хусейн не отдавал приказ об атаках 11 сентября 2001 года и не располагал никаким оружием массового поражения до вторжения США. Здесь опять же политический месседж упрощается до невозможности. Вопрос: Почему мы воюем в Ираке? Ответ: Мы воюем за демократию. Дальнейшее упрощение предполагает уже использование мычания и языка жестов.
Основная проблема такого упрощения политических лозунгов состоит в том, что оно может замедлить разрушение поддержки американским обществом Война, но не остановить это разрушение. Все кроме патриотов до мозга костей (очень интересно перевести употреблённое устойчивое выражение дословно - патриотов на уровне коленных рефлексов) скоро поймут, что объяснения Буша не имеют ничего противопоставить и не дают никакого решения для начинающейся в Ираке гражданской войны. В конце концов, даже не задающиеся вопросом правильности вторжения в Ирак американцы, вряд ли примут бессмысленные смерти американских солдат и расходование колоссальных средств без серьёзного шанса создать проамериканское правительство, способное защитить себя и государственный строй.


Беглый поиск по гуглу на дал ссылки на саму речь президента (впрочем, после такой рекламы кто-то захочет её читать или слушать?) - если что, буду благодарен за ссылку.
blog comments powered by Disqus